Новая семерка 2018 фото: Машина времени. Новый ВАЗ-2107 продают по цене двух iPhone — Российская газета

Содержание

«Большая семерка» выступила с совместным заявлением по авиаударам в Сирии :: Политика :: РБК

Лидеры стран G7 назвали бомбардировку арабской республики «необходимой» и подчеркнули, что страны «держатся вместе против безнаказанности тех, кто использует химическое оружие»

Джастин Трюдо (Фото: Chris Wattie / Reuters)

Лидеры стран «Большой семерки» выпустили совместное заявление, в котором выразили единогласную поддержку авиаударам, нанесенным западной коалицией в ночь на 14 апреля по сирийским правительственным объектам в ответ на сообщения о предполагаемой химической атаке в сирийском городе Дума. Совместное заявление распространил офис премьер-министра Канады Джастина Трюдо.

«Мы, лидеры G7 — Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания, США, — и ЕС едины в том, чтобы самым решительным образом осудить использование химического оружия 7 апреля в Восточной Гуте в Сирии. Мы полностью поддерживаем все усилия США, Франции и Соединенного Королевства, направленные на ослабление возможностей режима Асада использовать химоружие и сдерживание будущего его применения», — говорится в сообщении.

Как США нанесли удар по Сирии. Фоторепортаж

В заявлении ответ на предполагаемую химатаку назван ограниченным, пропорциональным и необходимым, поскольку, как считают лидеры G7, все возможные дипломатические возможности уже исчерпаны.

Лидеры «Большой семерки» подчеркивают, что использование химоружия является нарушением Конвенции о химическом оружии и «представляет собой угрозу международному миру и безопасности», а также что «в прошлом использование химического оружия режимом Асада было подтверждено независимыми международными следователями».

Подловил момент. Что стоит за этой фотографией на саммите «Большой семерки»?

Автор фото, JESCO DENZE

Автору фотографии удалось в одном снимке передать атмосферу, царившую на саммите «Большой семерки», на котором противоречия с американским президентом Дональдом Трампом по ряду вопросов так и не удалось разрешить.

Фотографию опубликовала на своем официальном сайте в «Инстаграме» сама канцлер Германии Ангела Меркель, подписав, что речь идет о «спонтанной встрече между сессиями на саммите».

Попытки разрешить противоречия между президентом США Дональдом Трампом и шестью странами «Большой семерки» в ходе переговоров на саммите в Квебеке провалились, и эксперты даже заговорили о возможности новой торговой войны.

Главным камнем преткновения стало решение Трампа ввести пошлины на импорт алюминия и стали, возмутившее партнеров США.

Какую позицию люди на фотографии занимают в этом конфликте интересов?

1.

Дональд Трамп, президент США

Трамп поверг в шок американских союзников, некоторое время назад объявив о повышении пошлин на импорт стали и алюминия из Евросоюза, Канады и Мексики на 25% и 10% соответственно.

Экспортеры пригрозили ответными мерами, а разлад на саммите в Квебеке достиг таких масштабов, что порой президент США оставался в полном одиночестве.

Дональд Трамп не стал дожидаться завершения саммита и отбыл раньше времени, пожаловавшись напоследок, что Америку превратили в «свинку-копилку, которую грабят все кому не лень».

При этом он назвал саммит успешным и добавил, что оценивает свои отношения с коллегами по «Большой семерке» на «10 баллов из 10».

2. Джон Болтон, советник президента США по национальной безопасности

Болтон всего три месяца занимает эту ответственную должность, но уже успел отличиться: он твердо отстаивает точку зрения своего шефа о том, что пошлины на импорт необходимо было ввести «в интересах национальной безопасности».

3. Этого человека мы не знаем

4. Синдзо Абэ, премьер-министр Японии

Японского лидера пытаются убедить в том, чтобы он присоединился к ответным мерам против высоких американских пошлин.

Это ставит Синдзо Абэ в весьма щекотливое положение: японский премьер сделал ставку на теплые отношения с президентом Трампом, и они уже провели не менее десяти встреч с момента, когда Трамп вступил в должность.

5. Ясутоси Нисимура, заместитель генерального секретаря кабинета министров Японии

Этот член парламента от правящей партии в свое время трудился в министерстве промышленности и международной торговли.

На саммите он сопровождает премьер-министра. Может ли у него быть отличная от Синдзо Абэ точка зрения?

6. Ангела Меркель, канцлер Германии

Как и следовало ожидать, канцлер Германии была на передовой. Фото говорит само за себя.

Именно Меркель принадлежала идея создания механизма для разрешения торговых споров между США и их союзниками.

На вопрос о том, как складываются ее отношения с Дональдом Трампом, Меркель ответила, что они не во всем соглашаются, но могут вести диалог.

«Могу заявить, что поддерживаю весьма открытые и прямые отношения с американским президентом», — отметила она.

7. Эммануэль Макрон, президент Франции

Всего за несколько часов до открытия саммита Эммануэль Макрон вступил в «Твиттере» в перепалку с Дональдом Трампом по поводу тарифов, так что комментаторы не преминули задаться вопросом, не означает ли это конец «братско-романтических отношений» между президентами.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Макрон и Трамп: такая трогательная дружба

Тем не менее, на саммите они вели себя дружелюбно, и советники Макрона отметили, что переговоры с Трампом были «откровенными и деловыми».

8. Тереза Мэй, премьер-министр Великобритании

В телефонном разговоре с Трампом на прошлой неделе Тереза Мэй посетовала, что находит новые американские пошлины «неоправданными и вызывающими глубокое разочарование».

Впрочем, на саммите она сменила тон на более примирительный, призвав коллег не доводить дело до торговой войны.

9. Ларри Кудлоу, главный экономический советник президента США Дональда Трампа

Главный экономический советник Трампа встал на защиту решения об увеличении пошлин, подчеркнув, что на его шефа не стоит возлагать вину за развязывание торгового конфликта с союзниками.

На второй день саммита Кудлоу заявил журналистам, что поддерживает призыв Дональда Трампа об устранении всех пошлин между странами «Большой семерки», подчеркнув, что это «лучший способ поспособствовать экономическому росту».

Президент Франции тоже опубликовал в своем «Твиттере» снимок того самого момента, но сделанный под другим углом. На нем еще лучше видно, каким плотным кольцом окружили президента Трампа лидеры стран «Большой семерки» и их помощники.

Автор фото, French presidency

Большое купе на базе «семёрки» BMW появится через пару лет — ДРАЙВ

С учётом родства «купе-семёркой» можно было бы назвать современную шестую серию, но для конкуренции с штутгартской «эской» ей недостаёт длины и 12-цилиндрового мотора в гамме.

Пожелавший остаться анонимным инсайдер подтвердил слухи, курсировавшие в индустрии: в семействе седьмой серии появится купе, способное соперничать с двухдверкой Мерседеса S-класса. По сообщению издания Automotive News, выход такой модели в продажу запланирован на 2019 год (дебют на публике может состояться уже в 2018-м). Она поможет «семёрке» подтянуться к «эске» по продажам. А ведь со следующего года, с выходом нового седана Audi A8, привлечь внимание клиентов «баварцу» будет ещё сложнее.

У BMW восьмой серии (1989–1999) было аж три мотора V12 (5.0, 5.4 и 5.6). Старший выдавал 380 сил, а на версии M8, в серию не попавшей, все 558.

Чуть ранее директор по развитию BMW Клаус Фрёлих рассказал в интервью Automotive News Europe о подготовке ультрароскошной вариации «семёрки», которая будет куда дороже 150 000 евро. Очевидно, она нужна компании для соперничества с седаном Mercedes-Maybach S.

Сейчас, к слову, цена на «семёрку» в зависимости от версии колеблется от 82 600 до 166 300 евро (за M760Li xDrive), а самый простой Mercedes-Maybach S 500 (заднеприводный) стоит от 134 767 евро.

Концепт BMW Gran Lusso Coupé, построенный в кооперации с ателье Pininfarina в 2013 году, может служить лишь отдалённым намёком на облик двухдверной «семёрки» (либо новой восьмой серии).

Назовут ли менеджеры топовый BMW девятой серией или «семёркой» с какой-то приставкой к имени — всё ещё неясно. Нерешённым остаётся и вопрос с обозначением двухдверки. По неофициальным данным, концерн может вернуть в обиход подзабытый индекс «восемь» (одновременно шестая серия отправится в табели о рангах чуть вниз, став компактнее). Заметим, в компании Audi тоже сейчас думают над своим ответом на модели Maybach и S Coupe.

«Восьмерка» бьет «семерку» – Газета Коммерсантъ № 165 (6886) от 11.09.2020

На фоне очередного обострения в отношениях с Западом Россия продолжает укреплять связи со своими евразийскими партнерами: в Москве прошло заседание Совета министров иностранных дел Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Дипломаты говорили об укреплении экономических связей, транспортно-логистических проектах, совместных усилиях в борьбе с терроризмом и наркотрафиком. И если бы журналисты не спросили главу МИД РФ Сергея Лаврова о ситуации вокруг Алексея Навального, то на встрече евразийской «восьмерки» об оппозиционере никто бы и не вспомнил.

Министрам иностранных дел стран—членов ШОС предстояло подготовить саммит глав государств и правительств организации, который намечен на ноябрь. Делали дипломаты это «вживую», хоть встреча в верхах и пройдет в онлайн-режиме. Изначально планировалось, что саммит состоится в июле в Санкт-Петербурге, но из-за пандемии коронавируса его сначала перенесли на осень, а потом и вовсе трансформировали в формат видеоконференции.

Президент РФ Владимир Путин приветствовал в Москве глав МИДов восьми входящих в ШОС стран (помимо России это Индия, Китай, Казахстан, Киргизия, Пакистан, Таджикистан и Узбекистан) тоже по видеосвязи. Россия завершает свое председательство в ШОС, и, как признал президент РФ, из-за коронавируса не все из более 90 намеченных на этот период мероприятий удалось провести. Но большинство так или иначе все же состоялось. Осталось провести саммит.

Владимир Путин подчеркнул, что усилия ШОС востребованы в самых разных сферах. «Особого внимания со стороны ШОС требует ситуация в сфере безопасности в Евразии и сопредельных регионах»,— заявил он. И уточнил, о чем речь: «Остается напряженной обстановка в Афганистане, не утихают конфликты на Ближнем Востоке и севере Африки. Серьезную угрозу представляет терроризм, растет незаконный оборот наркотиков, оргпреступность и киберпреступность». Об обострении конфликтов между странами—членами ШОС, прежде всего Индией и Китаем, российский президент тактично умолчал.

Многое, по его словам, «еще необходимо сделать для расширения взаимодействия стран ШОС в области экономического сотрудничества, выстраивания технологических партнерств и единой транспортно-логистической инфраструктуры, перехода на национальные валюты во взаиморасчетах». По некоторым из этих тем членам организации удалось достичь прогресса, что будет зафиксировано в подготовленных к саммиту документах.

Владимир Путин особо отметил, что все больше стран и международных структур проявляют интерес к совместной работе с ШОС. «Мы с вами получили 16 заявок на вступление в нашу организацию в качестве государств-членов, получение статуса наблюдателя или партнера по диалогу. Это является подтверждением того, каким авторитетом пользуется наша организация в мире»,— сказал он, обращаясь к главам МИДов.

Позже российский министр иностранных дел Сергей Лавров уточнил, что в ходе саммита будет подписан меморандум о взаимопонимании между секретариатом ШОС и Евразийской экономической комиссией.

О приеме же в организацию новых полноправных членов на текущем этапе, по данным информированных источников “Ъ”, речь не идет.

Наблюдателями при ШОС являются Афганистан, Белоруссия, Иран и Монголия. Иран подал заявку на вступление в ШОС еще в 2008 году. До 2015 года ее не могли одобрить из-за действовавших в отношении него санкций ООН. В результате заключения иранской ядерной сделки международные санкции были сняты, однако появилась другая проблема: Иран рассорился с Таджикистаном, который в ответ заблокировал его заявку на членство в ШОС. Причиной разлада послужили контакты иранского руководства с представителями запрещенной в Таджикистане Партии исламского возрождения. Урегулировать вопрос пока не удается.

Афганистан подал заявку на вступление в 2015 году. И вроде бы против него никто не возражает, но в документах организации сказано, что новые члены должны вносить вклад в укрепление безопасности ШОС, а с безопасностью у Афганистана все плохо.

Монголия и Белоруссия заявок на членство не подавали.

Партнерами по диалогу ШОС являются Армения, Азербайджан, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. По данным “Ъ”, есть вероятность, что в обозримой перспективе первые две страны получат статус наблюдателя.

У каждой из стран свои причины стремиться к сближению с ШОС. Иран, например, в свое время надеялся таким образом преодолеть международную изоляцию, а Афганистан — подключиться к проектам в сфере безопасности и экономики. У стран—членов организации свои резоны укреплять сотрудничество с ШОС. Для России это важная площадка реализации евразийского вектора ее внешней политики. В условиях обострения отношений с Западом такие структуры особенно востребованны. Ведь если, скажем, западная «семерка» осудила Москву за ситуацию вокруг оппозиционера Алексея Навального, то на заседании евразийской «восьмерки» эта тема никого не интересовала.

Спросили о ней Сергея Лаврова только журналисты. Он ответил, что западные страны во главе с Германией и США выдвигают в адрес России ничем не подкрепленные обвинения. Но «верить им на слово» Москва не готова. «Когда Арнольд Шварценеггер (в «Терминаторе».— “Ъ”) говорил «trust me» (англ. «доверься мне».— “Ъ”), гораздо больше шансов довериться ему, чем тем, кто сейчас пробует в Шварценеггера играть уже на мировой сцене»,— сказал Сергей Лавров.

К евразийским партнерам у России сейчас доверия явно больше.

Елена Черненко


Самая мощная «семерка» BMW будет электрической

Oliver Zipse, Chairman of the Board of Management of BMW AG

Good morning Ladies and Gentlemen!

 

In times like these, we need responsible behaviour in society. We find ourselves in highly unusual times. All of us are personally affected. Medical experts and scientists are giving clear directions as to what we need to do to slow and contain the spread of the coronavirus pandemic. The next few weeks will be critical. Many countries have taken significant measures, which we support.

 

In this situation, as a company we have diverse responsibilities:

•      To protect our employees and their families as best we can.

•      To support our society in its fight against the virus.

•      And at the same time, to maintain our operational capabilities and prepare for what comes “after the virus”.

 

We have made far-reaching decisions that affect our daily business. Many people are focusing on their health and well-being and what is most essential right now. In light of this, we have already temporarily closed the first dealerships in Europe. Demand for cars, like many other goods, will decrease significantly.

 

Our production is geared towards sales development forecasts – and we are adjusting our production volumes flexibly in line with demand. Since yesterday: We began to shut down our European and Rosslyn automotive plants, which will close by the end of the week. The interruption of production for the mentioned plants is currently planned to run until April 19.

The BMW Group has highly flexible and effective work time instruments. This applies to both direct areas, like production, and also in indirect areas, such as administration. Now, we will reap the benefits of this. We will continue to ensure our ability to operate as a company. At the same time, we want to reduce the risk of infection for our employees. We have therefore put a comprehensive package of measures into effect. For example, employees will be able to work from home, when it is possible and when it makes sense. I would like to thank our social partners, that we were able to find solutions quickly in true BMW tradition. And I would also like to thank all employees for helping us to get through this situation.

Thank you also to our purchasing and logistics experts and partners for their flexibility. And of course I would like to thank our Corona competence team.

 

The BMW Group knows how to manage difficult situations. We have proven this many times in the past:

·       We opened our plant in Dingolfing in the early 70s, in the midst of the oil crisis. Next year, our new technology flagship, the iNEXT, will roll off its production line in 2021.

·       During the 2008/2009 global economic and financial crisis, we earned a profit and got the first all-round sustainable electric production vehicle off the ground. Today, the BMW i3 is one of the world’s best-selling electric cars.

 

Even in the current situation, we remain confident. There will be a time during the coronavirus. And there will be a time after the coronavirus. That is why we have decided, today, to give you an outlook of everything we have planned.

The current situation requires a strong joint effort. But we are strong – and we will fight this fight together. That’s all I wish to say for the time being.

 

Now, Nicolas Peter will present the figures for the financial year 2019, as well as our forecast for the current year 2020, which we have adjusted at short notice to the current situation.

Oliver Zipse, Chairman of the Board of Management of BMW AG

 

Ladies and Gentlemen,

 

The topic of the coronavirus is currently dominating all areas of our lives. However, we must also think ahead to the time that comes afterwards.

The BMW Group is a company that thinks long-term and acts responsibly.

I firmly believe that: The far-reaching technological transformation and social changes currently taking place will actually strengthen our business model.

 

Why do I say that?

·       Because we are realising our customers’ desires and expectations with intelligent solutions and opening up new possibilities for them.

·       Because our innovations give technological progress a face and, in this way, we can also change and advance our society.

·       And because we are effective in what we do.

 

Despite the coronavirus, our ambition is clear: To emerge as a winner and driver of this transformation!

 

Profitability remains essential for capitalising on future opportunities. And this is what we aim to do! We will invest more than 30 billion euros in research and development by 2025. We firmly believe we can continue to drive transformation and offer appropriate solutions.

 

I took over as Chairman of the Board of Management seven months ago. I have spoken with a lot of people since then: Associates, peers and colleagues within the industry, investors, journalists and political representatives. Many people are uncertain about the future prospects of our industry. And, in actual fact, the challenges are immense. For one thing, because each of these challenges is immense in itself.
And, also, because a wide range of different demands must be managed well at the same time. Being successful is not just about mastering individual technologies perfectly. Another aspect that is crucial to long-term success at the highest level – on top of everything else – is that: Our focus cannot be on a singular approach. We need to meet diverse and complex requirements at the same time under constantly changing conditions. This, if you like, is the central management challenge of the 21st century.

 

A good example of this is how we determine our strategy. One the one hand, our business environment is shaped by stable trends. 

·       The growth forecast for the global premium segment up to 2030,

·       A faster uptake of e-mobility,

·       And historically important drivers for car ownership, like household size, income and location.

 

On the other hand, there are uncertain developments in the world, which require a quick response, such as: Trade conflicts, Brexit, the impact of the coronavirus.

Defining our strategy is a constant, ongoing task for us.

 

The Board of Management has geared the BMW Group’s strategy towards the relevant areas of future significance and adjusted some core elements. We have defined a clear position for ourselves. What does the BMW Group stand for? We take on business, environmental and societal challenges.

 

We take responsibility for the mobility of today and tomorrow, with compelling offers and through sustainable management. This applies to all the factors we can shape and influence. We also defined: How can we achieve this? Our values remain the basis for this. Because they are the right ones and fit perfectly with our corporate culture. At the BMW Group, we continue to chart our own course.

We do things the way we think they should be done – based on our analyses and conclusions. And we tackle challenges early: Because we believe in delivering instead of just talking!

 

What are the dominant questions facing our industry – and what sets the BMW Group apart?
First, how can we continue to lead in a fiercely competitive car market? Our vehicles are more in demand than ever. In 2019, we posted record sales for the ninth consecutive year – with new all-time highs for our BMW, Rolls-Royce and BMW Motorrad brands.

 

Second, how can we meet strict CO2 targets?
Today, we are one of the world’s leading car companies in the field of electrification. In 2019, we delivered more than 146,000 electric vehicles and plug-in hybrids to customers. By the end of the year, we had more than half a million electrified vehicles on the roads. And now, we are winning over customers with attractive new models. The new MINI Cooper SE was released just a few days ago. We have already received more than 8,000 orders. Most of the people who placed these orders did not previously drive a MINI. This shows that the MINI Electric has captured the spirit of the times and is perfect for urban areas.

 

Third, how can we manage the coexistence of different drive technologies in an efficient and intelligent manner?
We install modular, scalable and intelligent architectures at our plants. Because of this, we are able to scale production quickly and flexibly to meet demand. We currently build electrified vehicles at 11 of our plants. Customers will always get a true BMW or MINI, whichever drive train they choose. Our customers can rely on all the typical BMW characteristics in the best overall package.

 

Fourth, what is the right way to steer employee numbers through the transformation?
We will keep employee numbers stable. We are qualifying staff for new tasks on an ongoing basis. In 2019 alone, we invested around 370 million euros in vocational and further education. That is equal to the budget of a top-ranking football club. One in three employees has been trained in e-mobility. That adds up to more than 46,000. We have the highest vertical integration among our competitors, since we manufacture electric motors and high-voltage batteries in-house. We are rapidly expanding the production of electric powertrain components at our Plant Dingolfing in Bavaria, which will employ 2,000 people over the medium term. At the same time, it is also important for our customers that we enable our retail organisation: More than 100,000 staff members have already been trained for e-mobility.

 

Fifth, where can we find IT talents and software know-how?
The BMW Group is one of the biggest IT employers in Germany. Some 7,200 employees work in IT and software alone. Another 5,300 employees at the company were trained in data analytics. In 2018, we established the joint venture Critical Techworks in Portugal with more than 600 employees to secure exactly these skills. This start-up is creating digital services, sales and aftersales platforms.

 

Sixth, how do we maintain long-term profitability?

We launched Performance > NEXT back in 2017. This will leverage at least 12 billion euros in efficiency potential by the end of 2022. Nicolas Peter can answer further questions on that. The BMW Group still has the best long-term ratings of any European car company.

 

Seventh, how can we offset regional fluctuations and stay efficient?
Our production network of 31 locations in 15 countries is highly flexible.

We are located close to customers and can take advantage of potential for growth in markets at short notice. Our plant in Mexico has also been a part of this, since summer 2019. Preparations for our new plant in Hungary are underway.

 

And eighth, where do we get battery cells from? And how do we secure the raw materials needed for e-mobility?
We have long-term supply contracts with CATL and Samsung SDI. Starting this year, we will be sourcing the key raw materials – cobalt and lithium – ourselves and making them available to our suppliers. Andreas Wendt is the person responsible in our Board of Management. We have our own competence centre for battery cells in Munich, where we have pooled all our knowledge in battery cell chemistry, mechanics and physics. We aim to double the range of our battery cells, compared to the current BMW i3, by 2030.

 

In a nutshell: We are about delivering long-term, viable solutions. We know what we are doing and why we are doing it. I believe the decisive factor in securing our future is: Being able to further develop the highly complex and digitally connected car to benefit customers and meet society’s demands.

 

We call this system integration. A car is the most complex technical overall system you can buy as a customer today. Unlike consumer electronics products, a car has to be able to run safely and reliably for 10 to 20 years. There is nothing comparable, with such complex safety-critical interactions, in the hands of individual customers.

 

Today’s vehicle manufacturing is less about “bending sheet metal” and more about integrating hardware and software to create a harmonious overall driving experience. To achieve this, we integrate market requirements, regulations, customer requests and technologies. First, we industrialise and then, we scale.

 

What does that involve?

·       A high level of vertical integration.

·       Dovetailing development and industrial production.

·       Worldwide delivery capabilities.

·       Customised products manufactured in the thousands every day.

·       A strong regional footprint.

·       A deep understanding of customers and technological and social development in 150 countries.

 

All these capabilities must fit together – smoothly and precisely. And the complexity just keeps on growing.

 

The transformation in the automotive industry is taking place amid growing and concurrent requirements. We have the expertise and experience it takes to master this complexity. We see this as a definite competitive edge for us.

All of this will benefit our customers. The car enables individual mobility and allows for a sphere of privacy like no other mode of transport. Customers’ mobility demands vary increasingly between different regions of the world and different countries and, also, between urban and rural areas.

 

This means the “one model for the world” approach no longer works. Different drive technologies will coexist alongside one another into the long term. We are firmly convinced of this. It is up to us to create and offer a corresponding range of products. Customers will always decide for themselves what is right for their needs, naturally based within a given political framework. We don’t want to tell our customers what to do – we want to truly convince them. This is what The Power of Choice is all about.

 

The new targets set by legislators in Europe mean — more or less — that electrified vehicles must account for around 40 percent of sales by 2030.

Attractive choices for customers will be more important than ever.

The popular BMW X3 is a good example. Starting this year, it will be available with four different drive train variants: efficient diesel and petrol, plug-in hybrid and as the pure-electric iX3. We are producing the iX3 in China and exporting it from there. We will also offer future model series with different drive trains.

 

And I can tell you officially today: That our BMW 7 Series flagship will be one of them. The next-generation 7 Series will be available with four drive train variants: petrol, diesel, plug-in hybrid and fully-electric. All drive trains will be based on a single architecture. And the top, most powerful 7 Series will be fully electric!

 

The BMW i4 concept car is right here on stage. We were very pleased with the outstanding media reviews and social network response to the world premiere two weeks ago. I can confirm again today: The design is very close to the production model we will release onto the market next year. We are putting e-mobility right at the heart of the core BMW brand. The i4 is e-mobility without compromise: With a range of up to 600 km according to WLTP and up to 530 horsepower, it is a true BMW. The i4 will be built at our main plant in Munich.

 

The fully-electric i4 and the conventionally powered BMW 4 Series Gran Coupé will come off the same production line. This means they will use the same structures in the press plant, body and paint shops and assembly. The i4 demonstrates that you cannot divide our industry into electric cars and cars with conventional engines. Both of them have their place. The i4 is powered by the fifth generation of our electric drive train, which is a completely new unit we developed ourselves. Our electric engines are designed so they no longer need rare earths.

 

The i4 is just a taste of what is to come. In 2021 we will launch the iNEXT, which will be built at our plant in Dingolfing. It is the next milestone – fully-electric and, at the same time, enabled for highly automated driving with Level 3 functions for motorways.

BMW already has 14 million connected vehicles on the roads, making driving even safer. Our Active Level 2 systems have already reduced the number of accidents by 35 percent. The reliability of the systems involved and the benefits for customers are our top priority. This will not change.

 

You are already familiar with our electric roadmap: We aim to have a quarter of our European new vehicle fleet electrified in 2021; a third in 2025; and half in 2030. The first few months of this year have been very encouraging: Up to the end of February, global sales of our electrified vehicles climbed more than 26 percent. About one in ten vehicles we sold in Europe in January and February was electrified.

 

A recent study by McKinsey refers to Europe as an “electro-mobility hotspot”. The uptake here is particularly dynamic. In 2019, Europe increased its share of the global market to more than a quarter. BMW clearly leads the market for electrified vehicles in Germany, with a share of 21 percent. In 2019, the average share of battery-electric vehicles and plug-in hybrids in the EU plus Norway was three percent. The BMW Group figure was more than twice as high. By the end of 2019, we had delivered a total of more than 330,000 plug-in hybrids to customers.

 

These will now be joined by more new BMW models: The X1, X2 and 3 Series Touring to follow the 3 Series Sedan. Plug-in hybrids can make an important contribution to climate protection. They are already helping to lower CO2 emissions and save fossil fuels, as well as improving air quality in our cities. They are also key enablers for the political goal of carbon-neutral mobility by 2050. We are making it easier for our customers to use them effectively.

 

BMW eDrive Zones went live on 12 March in the first six countries, with more cities and countries to be added over the course of the year.

 

Our new plug-in hybrids automatically switch to electric mode whenever they drive into a green zone or city centre. In this way, we are able to maximise electric – and therefore locally emission-free – driving in city centres, precisely where it has the biggest impact. The corresponding software can also be downloaded retroactively over the air. We have programmed around 80 cities for the start: including all major cities with green zones in Germany, as well as cities in The Netherlands, Belgium, France, Austria and Switzerland. And we would be happy to include more cities. We are extending that invitation to mayors!

 

E-mobility continues to gain ground. However, the conventional engine remains the best drive train choice for a lot of people’s mobility needs in many regions of the world. Anything else would be out of touch with reality. That is why it makes a lot of sense to continue improving our combustion engines’ efficiency.

 

Not enough attention is paid to these effects – even though they have a quick impact. In other words: Anyone who does not continue to invest in this area is accepting the status quo and not acting in the interests of climate protection.

We have been implementing Efficient Dynamics in our fleet since 2007, with a whole range of measures. I can assure you that Efficient Dynamics is alive and well! Take the new BMW 1 Series: We have reduced CO2 emissions by up to 15 percent from previous models, depending on the variant.

 

This shows that we are driving climate protection in all vehicle segments and with all drive trains. This is how we are defining responsibility. We are now stepping up electrification by introducing an additional component: We will be systematically rolling out our 48-volt mild hybrid systems throughout our combustion engine fleet. We are purposely starting with our highest-volume engine variants. This saves up to 0.4 litres per 100 km, which is up to

9 grams less CO2 per km (NEDC correlated), depending on the vehicle and engine variant.

 

All these measures show that we take climate protection seriously. We have set all levers in motion simultaneously to have a real impact. And we want to meet Europe’s CO2 targets for 2020 and 2021. In simple terms, this is how we want to meet the 2020 CO2 fleet target: With conventional vehicle measures contributing one third, and two thirds coming from e-mobility.

 

Climate protection has the biggest impact when it is actually implemented – and quickly. And when customers want it and use the technologies on offer. Our understanding of responsibility has always been about the entire value chain.

So, this is nothing new for us. We have already achieved nearly all the sustainability goals for 2020 we set ourselves in 2012.

 

Let me give you four examples:

 

One: Last year alone, we reduced CO2 emissions from production by 25 percent from the previous year. Two: The “footprint” of every new plug-in hybrid is certified: from raw material procurement, through the supply chain, production and use phase, all the way to recycling. Three: Our water consumption per vehicle is the lowest in our industry. That makes us benchmark in the industry. And four: By the end of this year, all our locations worldwide will obtain their externally purchased electricity exclusively from renewable sources.

 

We are clearly committed to the Paris Climate Agreement. Currently, we are discussing next steps in the Board of Management, focusing on the decisions we in the Board of Management can make today and areas where our success can be measured. And not on what our successors may – or may not – have to answer for. That would be too easy. We are not offloading responsibility onto future generations. We are taking action today. Our thinking is headed in this direction: We will get much more involved in upstream supply chains and take a very close look at our tendering processes in terms of sustainability.
Of course, we will continue to work together in partnership with our suppliers around the world in a fair manner.

 

The same approach applies to our sustainability strategy as to our IT strategy: Both are anchored in our corporate strategy. This means sustainable actions and IT are automatically channelled into all areas of the company. Already today, the BMW Group is a digital company.  We rely on an IT organisation deeply integrated within the company. It identifies needs early, together with the business departments, and promptly develops flexible solutions.

 

We put all our employees – from the worker on the assembly line to our Board of Management members – in a position to make data-driven decisions in the interests of our customers and the company. I’d like to give you four examples of this:

First, in Purchasing, Blockchain technology enables tamper-proof data sharing with our suppliers. We are using it to track components in the n-tier supply chain at the push of a button. We are now rolling out this technology with more suppliers.

Second, in Financial Services, digitalised processes will give our customers the option of completing the entire financing process online. This is already possible in Germany – from selecting the right financing product, all the way to contract processing.

Third, with Artificial intelligence. Producing a car generates substantial quantities of data. Using AI and smart data analysis, we can analyse and manage production processes intelligently. In vehicle assembly, we use AI for automated image recognition to compare images of components in milliseconds and identify deviations from the norm in real time.

And fourth, with “in vehicle” digitalisation: “Over-the-air” updates ensure that a vehicle is regularly brought up-to-date. They will also be used in the future to expand vehicle functionality.
We can already “digitally retrofit” the high-beam headlight assistant in just a few minutes. Android Auto will also be available in BMW vehicles from July, as well as Apple Car Play. Smartphone displays are integrated into the Control Display and – in modified form – in the Info and Head-up Display.

 

Services enhance our mobility offer. Our mobility powerhouse YOUR NOW was created in 2019. In collaboration with the Daimler Group, we want to play a major role in this highly dynamic market. Three business units were formed under the YOUR NOW holding company to maximise synergies. This consolidation paves the way for further expansion of sustainable mobility in urban areas.

 

We remain fully convinced of the potential of YOUR NOW. That is why we are making investments to expand our product and service offering in the field of mobility services. YOUR NOW services are now available to customers in more than 1,300 cities. 90 million people already use them. In the future, we will be focusing on those cities that promise long-term profitable growth. YOUR NOW is open to other partners and investors, so we can continue successfully expanding this business.

 

Ladies and Gentlemen,

 

At the BMW Group, the customer is the focus of everything we do. We have updated nearly all series over the last two years. They will be joined this year by new models like the BMW 2 Series Gran Coupé, highly profitable BMW M models, new plug-in hybrids and electric models. There is something for every customer – and we are challenging the competition in every segment.

 

At the moment, for all of us, our first priority as a society is to overcome the corona pandemic and then to find our way back to normal life.

 

I sincerely wish that you and your families stay healthy. Thank you!

обзоры, фото, руководства и обслуживание

История BMW 7 серии

1977 год стал годом рождения новой серии BMW — легендарной седьмой, которая призвана была заменить BMW Е3. «Семёрка» — это автомобили класса люкс, полные технических новшеств и традиционно опережающие своё время.

Так было и с первым поколением седьмой серии БМВ — уже первая «семёрка» получила прогрессивные для тех лет систему климат контроля и систему индикации сервисных интервалов. В 1983 году Е23 прошел рестайлинг, получил обновлённый кузов, спойлер, бамперы и решетку радиатора. Завершилось производство первой серии в 1986 году – с появлением автомобиля второго поколения серии – Е32. Двойной климат-контроль, регулируемые задние сиденья и кожаная обивка салона – характеристики этого роскошного автомобиля поистине впечатляли и не могли оставить равнодушными поклонников марки.

Третье поколение “семёрок” увидело свет летом 1994 года. БМВ Е38 оказался удивительно динамичным и грациозным, несмотря на внушительный размер кузова. Этот автомобиль стал достойным продолжением своего популярного предшественника: простой и одновременно элегантный экстерьер, прогресс во внутреннем оснащении автомобиля. Именно начиная с третьего поколения автомобили седьмой серии впервые стали комплектоваться не только бензиновым, но и восьмицилиндровым дизельным мотором. Кроме того, на базе Е38 для индивидуальных клиентов выпускался Лимузин L7.

В 2001 году снова произошла “смена поколений” в семействе BMW седьмой серии – на суд автолюбителей был представлен представитель четвёртого поколения серии — БМВ E65. И снова – роскошь, элегантность, и ультрасовременные новшества. Так, в рамках серии была выпущена модификация автомобиля, работавшая на водороде и бронированная модель, достойная сильных мира сего. Автомобили получили оснащение многофункциональной системой  BMW iDrive.

Пятое поколение серии, БМВ F01, появиось в ноябре 2008 года. Исключительно элегантный и роскошный автомобиль стал ещё динамичнее и получил инновационную технологию трансмиссии и функцию полного привода «xDrive», ранее успешно опробованную на автомобилях 3 и 5 серии. Впечатляет электронная начинка новой “семёрки” — интегральное рулевое управление, круиз контроль, система обнаружения препятствия в темноте и предупреждения о пересечении дорожной разметки – эти и многие другие революционные новшества делают автомобиль ещё более комфортным и желанным для автолюбителей.

Грядущее обновление

Но время не стоит на месте, и уже осенью 2015 года автолюбители всего мира с нетерпением ждут премьеру нового, шестого поколения BMW 7 серии. Ожидается значительное облегчение конструкции кузова за счёт применения ультрасовременного карбонового волокна, а также выпуск седанов не только с традиционными бензиновыми двигателями, но также с дизельными и гибридными моторами. Предполагается появление и высокотехнологичной “начинки” авто: начиная от беспроводной зарядки телефона, и кончая уникальными сидениями и обновлением системы IDrive.

В МИД РФ опровергли информацию о подготовке к участию Путина в саммите G7 | Новости из Германии о России | DW

Переговоров о возможном участии президента РФ Владимира Путина в саммите «большой семерки» в США не ведется, сообщил замглавы МИД РФ Сергей Рябков, опровергнув заявление посла США в РФ Джона Салливана. Москва не рассматривает совместно с Вашингтоном каких-либо вариантов «приемлемой для РФ роли» на расширенном саммите G7, заявил он в субботу, 4 июля, в интервью агентству ТАСС.

«Никаких обсуждений такого рода мы не вели и не ведем. Это довольно странное заявление, которое, мягко говоря, вызвало у нас вопросы», — указал Рябков.

«Невозможно обсуждать глобальные проблемы без КНР»

Одновременно Рябков назвал идею о проведении расширенного саммита G7 «ущербной» из-за невозможности обсуждать без Китая «те или иные вопросы в современном мире». «Поэтому, что касается каких-либо обсуждений на счет нашего участия в саммите «Группы семи», мне кажется, посол Салливан просто ошибся», — добавил Рябков.

Накануне Салливан в интервью телеканалу РБК заявил, что США прорабатывают с РФ детали ее возможного участия в расширенном саммите G7 и ее приемлемую роль на этой встрече. Обсуждение ведется по предложению президента США Дональда Трампа, отметил посол США в России. По его словам, Трамп действительно хотел бы видеть Путина на саммите G7, так как РФ имеет отношение ко всем темам повестки этой встречи на высшем уровне.

Смотрите также:

  • Главное фото саммита G7: так ли все однозначно?

    Остановись, мгновенье.

    ..

    Это фото стало хитом соцсетей, едва появившись в Twitter-аккаунте официального представителя правительства ФРГ Штеффена Зайберта. Снимок сделал официальный фотограф германского правительства Йеско Денцель (Jesco Denzel), лауреат прошлогоднего World Press Photo в одной из номинаций. Но взгляд на сцену переговоров лидеров G7 заметно различается в зависимости от перспективы его автора…

  • Главное фото саммита G7: так ли все однозначно?

    Трамп в центре переговоров

    Например, на фотографии, которую чуть раньше Зайберта выложила в Twitter пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс, в центре событий американский президент Дональд Трамп, а не Ангела Меркель (Angela Merkel). Здесь уже кажется, что это он задает тон дискуссии.

  • Главное фото саммита G7: так ли все однозначно?

    Итальянский взгляд: от Трампа только прическа

    А вот на фотоснимке, сделанном пресс-службой премьер-министра Италии Джузеппе Конте, Трампа вообще почти нет — разве что краешек его прически. Зато в кадр попала Тереза Мэй, которую совсем не видно на разлетевшейся по интернету «немецкой» фотографии. Сам итальянский премьер здесь сосредоточенно вчитывается в проект коммюнике в окружении коллег.

  • Главное фото саммита G7: так ли все однозначно?

    Тон задает Макрон

    «После долгого рабочего дня и очень прямого диалога согласуем амбициозный документ», — твитнул французский президент Эмманюэль Макрон, добавив это фото. Здесь уже он с помощью слов и жестов активно объясняет что-то другим мировым лидерам, которые внимательно слушают.

  • Главное фото саммита G7: так ли все однозначно?

    Расслабленная атмосфера?

    А это версия официального фотографа канадского премьера Джастина Трюдо Адама Скотти. Вероятно, снимки Скотти и его немецкого коллеги Йеско Денцеля разделяют лишь считанные секунды или минуты, но настроение фото разительно отличается. Меркель и Трюдо смеются, а Трамп выглядит как минимум открытым к беседе.

    Автор: Илья Коваль, Хелена Кашель


 

новых семи чудес света, Тадж-Махал, Мачу-Пикчу и другие

Когда дело доходит до названий лучших мировых хитов, семь кажется ужасно малым числом. Особенно если учесть, что из семи оригинальных древних чудес сохранилось только одно — Великая пирамида Гизы. В 2007 году швейцарский фонд представил публике возможность номинировать новый урожай современных чудес, воспользовавшись давно назревшей возможностью узнать некоторые из самых знаковых мест на планете сегодня. Миллионы проголосовали, объявив следующие 7 чудес света более достойными, чем остальные. Неудивительно, что все семь являются объектами Всемирного наследия ЮНЕСКО.От самой известной цитадели Южной Америки до бывших мест топчения самых свирепых гладиаторов Рима — это исторические, знаковые и чрезвычайно фотогеничные новые семь чудес света, или сокращенно New7Wonders.

1. Тадж-Махал, Индия

Фото: RuthChoi / Shutterstock

Фото: Кейт Шивон Маллиган

Тадж-Махал — это произведение любви. Император Шах Джахан построил его в честь своей любимой жены Мумтаз Махал, которая родила 14 детей, но умерла во время родов.Джахан погиб без нее, и в 1631 году он начал строительство, вероятно, самого сложного и дорогого мавзолея в мире (хотя сама гробница не украшена в соответствии с мусульманским законодательством). По слухам, для строительства потребовалось около 20 000 рабочих и 1 000 слонов, которые привозили мрамор со всего региона. Тадж известен своей симметрией, что отчасти объясняет, почему на него так красиво смотреть и фотографировать. Если вы пойдете, идите на восход солнца, пока он не переполнен посетителями.

Фото: muratart / Shutterstock

Чтобы увидеть шедевр из белого мрамора лично, отправляйтесь в Агра в штате Уттар-Прадеш, примерно в 125 милях к юго-востоку от Нью-Дели.Вы можете добраться туда на поезде, автобусе или автомобиле по скоростной автомагистрали Ямуна. Тадж-Махал открыт каждый день, кроме пятницы, с момента перед восходом до захода солнца. Билеты стоят 15 долларов для иностранных туристов, плюс еще 3 доллара в главный мавзолей. Посетители могут войти внутрь при условии, что они снимут обувь или наденут бахилы, имеющиеся на сайте.

2. Христос Искупитель, Бразилия

Фотография: marchello74 / Shutterstock

Фотография: marchello74 / Shutterstock

Эта культовая статуя Христа находится в не менее известном городе Рио-де-Жанейро.Он был завершен в 1931 году (что делает его новейшим из семи новых чудес света), хотя священник впервые предложил построить религиозный памятник на горе Корковадо почти веком ранее. Хотя Христа часто изображают на кресте, эта высокая ярко-белая фигура достигает 98 футов в высоту с раскинутыми руками. Обычно считается символом мира и гостеприимства, он покрыт тысячами маленьких каменных плиток, которые кропотливо наносили набожные женщины.

Фото: Рикардо Коэн — rcview / Shutterstock

Христос-Искупитель, или Cristo Redentor на португальском языке, предлагает прекрасный вид на город, гору Сахарная голова и залив, особенно на закате. Вы можете подняться на гору Корковадо на зубчатом поезде, такси или фургоне или подняться к статуе из парка Лаге в районе Жардим Ботанико. Поезд ходит ежедневно с 8:00 до 19:00, билеты необходимо приобретать заранее. Цены варьируются между низким сезоном (май-сентябрь) и высоким сезоном (декабрь-апрель), но рассчитывайте заплатить около 15-20 долларов за взрослый билет.

3. Петра, Иордания

Фото: Скотт Спорледер

Фото: Кейт Шивон Маллиган

Петра происходит от древнегреческого «Петрос», что означает «скала», что является скучным названием для очень нескучного места.Петра находится на юге Иордании между Мертвым и Красным морями, в нескольких часах езды от столицы Аммана. Считается, что она была основана около 300 г. до н.э.

Чтобы добраться до него, вам нужно пройти около 15 минут через узкий каньон, называемый Сик. Выйдя из узкого прохода, вас встретит одна из величайших достопримечательностей на Земле: сокровищница. Вырезанный в скале, он огромен и впечатляет, а песчаник представляет собой калейдоскоп розового, оранжевого и красного цветов. На закате цвета становятся все ярче и ярче, поджигая город — не только Казначейство, но и весь город, о котором забыли, пока швейцарский исследователь не открыл его заново в 1812 году.

Фото: Ричард Йошида / Shutterstock

Если вы посетите, отправляйтесь в день, когда наступает вечернее время. Оставайся в руинах до сумерек, затем возвращайся в Сокровищницу. До прихода толпы вас угостят свечами и полюбоваться красивым видом. Посетители могут выбирать между билетами на один-три дня, начиная с 70 долларов за один день. В близлежащем Вади-Муса можно найти жилье и транспорт.

4. Великая Китайская стена

Фото: zhu difeng / Shutterstock

Фото: aphotostory / Shutterstock

Великая Китайская стена — это что-то вроде неправильного названия.Стена на самом деле не непрерывная, но многие стены построены в разное время и по разным причинам; многие были объединены, но пробелы все еще существуют. Некоторые части стены кажутся более новыми и почти нетронутыми — они были построены во времена династии Мин, когда Мин воевали с монголами примерно в 1300-х годах. Старые стены датируются 700 годом до нашей эры (что делает их старейшими из семи новых чудес света), и эти участки показывают их возраст сегодня. Тем не менее, Великая китайская стена извивается и вьется над холмами, где Китай граничит с Монголией, протяженностью около 20 000 километров (12 427 миль) и пересекает девять провинций.

Фото: HelloRF Zcool / Shutterstock

Великая Китайская стена — это популярная однодневная поездка из Пекина. Отреставрированные участки Бадалин и Мутяньюй находятся всего в 1,5 часах езды, до них можно добраться на машине или автобусе. Оба оснащены канатными дорогами, чтобы спасти посетителей от крутого подъема, что делает их подходящими для большинства путешественников. Дикие, неотремонтированные участки, такие как Цзянькоу, примерно в двух с половиной часах езды от Пекина, привлекают более опытных туристов, и, возможно, потребуется гид. Билеты на Великую китайскую стену стоят около 6 долларов.50, плюс еще 17,50 долларов или около того на поездку по канатной дороге в оба конца.

5. Колизей, Рим

Фото: prochasson frederic / Shutterstock

Фото: Георгий Курятов / Shutterstock

Эта красавица, хотя и принадлежит к новым 7 чудесам света, была заказана в Риме около 70 года нашей эры. Огромный амфитеатр имеет более 80 входов и вмещает не менее 50 000 человек. Зрители приходили посмотреть на битву гладиаторов, сражение зверей, охоту и многое другое.Хотя некоторые части Колизея разрушились — от землетрясений, мародеров, вандалов или пожаров — это все еще великолепное зрелище, даже несмотря на множество туристов.

Фото: CoolR / Shutterstock

Колизей открыт ежедневно с 8:30 до часа до заката. Стандартный входной билет стоит около 13 долларов и дает доступ к Колизею, Римскому форуму и Палатинскому холму. Билеты можно приобрести на месте, но есть большая вероятность, что очередь будет невыносимо длинной. Подумайте о покупке Roma Pass в туристическом офисе для бесплатного посещения первых двух остановок в городе, скидок на посещение последующих достопримечательностей и бесплатного проезда. Пассажир может забронировать столик в Колизее за 2 доллара и вообще не стоять в очереди.

6. Мачу-Пикчу, Перу

Фото: Марк Скальный / Shutterstock

Фото: vitmark / Shutterstock

Мачу-Пикчу — одно из самых впечатляющих мест в Перу и на всей планете. Построенная на высоте 7000 футов над уровнем моря, древняя цитадель восходит к расцвету Империи инков в 15 веке. По оценкам, здесь проживало всего около 750 человек, поскольку это было королевское поместье, а не настоящий город.На родном языке кечуа название означает «Старый пик», но прекрасно построенное место изящно сохранило свой возраст и впечатляюще поддерживается.

Фото: VarnaK / Shutterstock

Мачу-Пикчу открыт круглый год, в разгар сезона лето. Чтобы добраться туда, сядьте на поезд из Куско в город Агуас-Кальентес, где вы можете отправиться пешком или сесть на автобус до входа. Некоторые целеустремленные и спортивные путешественники предпочитают пройти по Тропе инков из Куско и прибыть в Мачу-Пикчу через четыре-шесть дней. Постарайтесь прибыть туда пораньше, чтобы восход солнца, или оставайтесь там, пока солнце готовится к закату — вам придется уйти до захода солнца, но позже вы получите более спокойный визит. Билеты стоят 45 долларов для иностранных туристов с дополнительной платой за посещение Уайна-Пикчу, горы Мачу-Пикчу или музея этого места. Ознакомьтесь с новыми правилами на 2019 год.

7. Чичен-Ица, Мексика

Фото: piotreknik / Shutterstock

Фото: Joseph Sohm / Shutterstock

Чичен-Ица ​​- огромный город майя, расположенный в штате Юкатан, когда-то был центром энергии в этом районе.Его расцвет приходился примерно с 600 по 1200 год нашей эры, и его название переводится как «у устья колодца Ицы». Что касается того, что такое Ица, то считается, что оно относится к этнической группе или переводится как «чародей воды». Название имеет смысл в любом случае, поскольку полуостров Юкатан славится своими подводными реками и открытыми пресноводными воронками, называемыми сенотами. Вода была неотъемлемой частью жизни здесь — и, вероятно, фактором успеха города до его окончательного загадочного упадка.

Фото: xabi_kls / Shutterstock

Легкая однодневная поездка из некоторых из самых популярных мест Мексики. Чичен-Ица ​​находится примерно в двух часах и 120 милях от Канкуна, 95 милях от Тулума и 75 милях от Мериды.Однако это большой сайт с такими достопримечательностями, как Священный сенот и пирамида Эль-Кастильо, которые стоит исследовать, так что вы можете изучить возможность бронирования жилья. Чичен-Ица ​​открыта с 8:00 до 17:00 каждый день и стоит 25 долларов за посещение. Идите рано утром, чтобы избежать толпы, или спланируйте свой визит в период равноденствия, чтобы стать свидетелем змееподобного эффекта солнца на ступенях Эль-Кастильо.

Примечание: эта история о новых 7 чудесах света была первоначально опубликована в феврале 2018 года и была дополнена дополнительной информацией в мае 2019 года.

Группа семи: вирусное фото Трампа, Ангелы Меркель и других мировых лидеров подводит итоги саммита G-7

На фото канцлер Германии Ангела Меркель стоит за длинным узким столом, обе руки плотно прижаты к его поверхности поверх некоторых документов которые расположены под разными углами. С максимально нейтральным выражением лица она смотрит прямо на президента Трампа, который сидит по ту сторону пропасти.

Он зол? Скучно? Доволен? Редко бывает лицо, где все трое одинаково правдоподобны, но здесь сложно сказать.Глаза Трампа тупо смотрят вперед, сосредоточенные в направлении Меркель, но не совсем прикованные к канцлеру Германии. Его руки скрещены на груди, обнажая под ними только длину и своенравность его галстука.

Во время своей последней пресс-конференции на саммите G-7 президент Трамп сказал журналистам, что страны, которые принимают ответные меры против торговой политики США, «совершают ошибку». (The Washington Post)

Меркель и Трамп окружает множество других лидеров, на каждого из которых стоит пристальный взгляд.Из его частично скрытого бокового профиля можно различить только нахмуренный лоб президента Франции Эммануэля Макрона. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ полностью виден в кадре, но его мысли остаются такими же двусмысленными, как и у других, также скрещенными на груди руками и взглядом куда-то поверх головы Меркель.

Слева от Эйба стоит советник по национальной безопасности США Джон Болтон, единственный на снимке, который выглядел так, как если бы он мог разговаривать. Если он был, то, похоже, никто не слушал.

«День второй саммита G-7 в Канаде: спонтанная встреча между двумя рабочими сессиями», — говорится в подписи немецкого лидера на английском языке.

Это сильно отличалось от опубликованных Белым домом официальных фотографий визита Трампа на саммит G-7, которые в основном были сфотографированы или изображали Трампа в серьезном, властном свете. Это несоответствие заставило некоторых задуматься: не тролли ли Меркель или кто-то из ее сотрудников президента США?

В конце концов, во время саммита Трамп пригрозил ввести жесткие штрафы, если другие страны не согласятся резко снизить или отменить тарифы на американские товары.

«Что ж, если они ответят, они совершат ошибку», — сказал Трамп журналистам в субботу, когда его спросили о том, что может произойти, если эти страны не согласятся. «Мы как копилка, которую все грабят. И это заканчивается.

По пути на саммит G-7 в Канаде 8 июня президент Трамп призвал вернуть Россию в группу экономических лидеров. (The Washington Post)

Это ежегодное собрание, как правило, предназначено для демонстрации единства, но Трамп навязывает более воинственный тон, вспыхивая беспорядочные публичные распри по поводу торговых споров.Большинство иностранных лидеров на саммите надеялись использовать встречу, чтобы противостоять Трампу по поводу новых тарифов, которые он вводит на импорт, но вместо этого обнаружили, что реагируют на комментарии Трампа о России и напыщенные сообщения в Твиттере.

… Еще до выступления России Трамп фактически перевернул саммит Большой семерки в этом году, подняв перспективу отказа подписать совместное заявление с другими лидерами, отстаивающими общие принципы и ценности. А после того, как президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что остальные шесть стран будут готовы двигаться дальше без Соединенных Штатов, Трамп раскритиковал его и премьер-министра Канады Джастина Трюдо, пригрозив ввести новые торговые санкции и выйти из Североамериканского соглашения о свободной торговле.

«Большой шаг вперед со стороны команды Меркель в социальных сетях, размещение этой чрезвычайно запоминающейся фотографии в ее Instagram», — заметила внештатный журналист Елена Креши.

И мем это сделали люди. Для многих картина была чем-то большим, чем «тысяча слов». Это было искусство.

«В нем есть качество [Нормана] Роквелла», — написал в Твиттере корреспондент HuffPost Мэтт Фуллер.

Фуллер был не только тем, кто видел отголоски одного из выдающихся американских художников и иллюстраторов начала 20-го века в разнообразии загадочных выражений лиц комнаты, полной самых могущественных лидеров мира.

Он не отступал и не притуплял свою критику, и, несмотря на упоминания имени «Анджела» и «Джастин», Трамп мало что сделал для того, чтобы скрыть свое недоверие к модели международного консенсуса в мировых делах, которую представляет G-7.

… Трамп жаловался своим помощникам перед встречей, что не хочет сидеть на лекциях других лидеров, и размышлял о том, чтобы послать вице-президента Пенса вместо него.

Он прибыл на встречу поздно и ушел рано, проведя сольную пресс-конференцию в субботу утром, где он предъявил торговый ультиматум и назвал размер U.С. Экономика означает, что другие страны не могут выиграть торговую войну.

Трамп сделал прощальный выстрел через несколько часов после того, как покинул встречу, написав в Твиттере, что он дал указание представителю США не подписывать совместное коммюнике, в котором подчеркиваются правила торговли, после того, как он был возмущен замечаниями, сделанными на пресс-конференции Трюдо.

Семь на семь 2018 | Корневище

Петра Кортрайт и Карл Ташиан в «Семь на семь» 2018 г. (Фото: Райан Даффин)

Исторический десятый выпуск Seven on Seven прошел 19 мая в Новом музее перед аншлаговой аудиторией, а афтерпати организовали Impossible Foods в Spring Place.Участвующие дуэты представили семь новых проектов в области арт-технологий, начиная от надстройки Photoshop и заканчивая учебником по макияжу и децентрализованной религией. На мероприятии также была представлена ​​презентация проектов цифрового искусства учеников третьего и пятого классов PS317 в Квинсе (благодаря поддержке Deutsche Bank) и печатная публикация о состоянии культуры и технологий, созданная Rhizome and Wieden + Kennedy NY.

В конце дня Rhizome сообщила, что следующее издание Seven on Seven будет представлено в Пекине в октябре 2018 года в рамках конференции EAST в Центральной академии изящных искусств (CAFA).

Видео с мероприятия будет скоро доступно онлайн. Фотографии с ужина и афтерпати, организованных Impossible at Spring Place, можно увидеть на странице Rhizome в Facebook.

ЧТО ДЕЛАТЬ: Журнал «Семь на семь»

Отмечая десять выпусков книги «Семь на семь», Что делать? подводит итоги искусства и технологий глазами выпускников «Семь из семи» — Майка Кригера, Трейси Чоу, Миранды Джули, Пола Форд, Кейт Рэй, Мартин Симс и Клэр Л.Эвены — другие знаменитости — такие как Пол Чан и Фред Тернер — и, согласно результатам открытого опроса, сообщество Rhizome. Публикация была отредактирована Норой Хан, редактором специального проекта Rhizome, и разработана под руководством Ричарда Терли, глобального креативного директора Wieden + Kennedy New York. Ограниченное количество журналов доступно по запросу для членов Rhizome (внесите свой вклад!)

Резиденция искусства и технологий при детской школе-студии PS 317 Waterside

При финансовой поддержке Deutsche Bank, Ризом провел шестинедельную резиденцию под руководством преподавателя искусств Дива Тамронг в государственной школе PS 317 Квинса, школе-студии Waterside Children’s Studio.

Студенты сделали онлайн-работы, вдохновленные прошлыми работами Семерки на Семь, в том числе — викторину, вдохновленную DIS и Полимбо Рэйчел Хаот (от Семерки по Семь 2017). Polimbo был разработан, чтобы помочь пользователям понять потенциальные последствия политических решений; версия для учащихся была посвящена вопросу о том, следует ли разрешать использование телефонов в школах. Студенты также сделали шлепки, вдохновленные исследованием Blingee Олии Лялиной и Майка Тыки в прошлогодней программе «Семь на семь».

Художники Петра Кортрайт и Карл Ташиан, инженер и предприниматель

Проект Кортрайта и Ташиан стал кульминацией дружбы, которая возникла в результате одного из ранних проектов технолога «Трудности перевода», которым художница называла многие свои работы. Их совместный проект представлял собой новый набор скриптов для Photoshop, который произвел случайные вмешательства в знаменитые цифровые картины Кортрайта, сделанные в приложении, которые часто включают сотни слоев отдельных мазков.Кортрайт обычно экспортирует картины из Photoshop в «решающий момент» в более конечную форму, на шелке, алюминии, акриле, льне или бумаге, но этот новый набор скриптов позволяет им жить в переменном, постоянно меняющемся состоянии. .

Художники Сара Квинар и Сьерра Шервин, директор по разработке цветных продуктов, Glossier

Квайнар и Шервин представили новую перформативную лекцию и видео, основанные на видеокассетах 80-х и современных уроках макияжа на Youtube, в которых истории цвета и репрезентации сочетаются с инструментами для создания изображений и косметикой.Шейна Голд курировала макияж, а дизайнер Трейси Ма снялась в их видео. (Подробнее на Гараж .)

Художники Дена Яго и Ялда Мусавиния, соучредители Space Cooperative

Пара представила первую главу новой научно-фантастической книги Cardboard Friction , в которой исследуется развитие распределенной автономной организации (DAO) против тиранической компании электронной коммерции. Первая глава доступна по адресу http: // cardboardfriction.com / и сопровождался трейлером книги на сайте cultureport.tv.

Художник и соучредитель непродовольственных товаров Шон Распет и Фрэнсис Ценг, дизайнер и разработчик

Таджима и Грин исследовали токсичность речи в Твиттере, разработав серию ботов, созданных на основе учетных записей знаменитостей и фанатиков. Затем они визуализировали токсичность различных жанров онлайн-речи с помощью аналогового скульптурного калейдоскопа.

Художники Эйвери Сингер и Мэтт Листон, член-основатель и посол, Gnosis

Пара впервые представила «0xOmega», новую крипторелигию, основанную на консенсусе, которая направлена ​​на развитие коллективного сознания на блокчейне.Религия будет запущена с будущим выпуском Омеги — символа, который расширяет возможности их последователей участвовать в вере. Пара также представила официальный документ религии, описанный дуэтом как «огненную бумагу», и свой первый священный объект — Догевал — в виде напечатанного на 3D-принтере тотема и видео, созданного Сингером. (Прочтите Forbes об их проекте.)

Художник Табита Резер и Кенрик Макдауэлл, директор, Google Artists and Machine Intelligence